ПЕРВЫЙ ИЗДАТЕЛЬ КНИГ

«Начинать всегда сложно» – прописная истина, которая оживает в лицах реальных людей. Наша команда решила взглянуть назад, вернуться к историческому началу пути. Сегодня мы расскажем о Уильяме Кекстоне – человеке, который дал начало издательскому делу.

Это был человек, который всю жизнь занимался торговлей и дипломатией. В какой-то момент он стал переписчиком и получил возможность путешествовать по работе. Так в одной из поездок он познакомился с новым изобретением – печатным станком.

Почти 35 лет спустя вернувшись в родную Англию, он привез с собой и печатный станок. Не думая о солидном возрасте, он энергично взялся за новое дело. Негоциант в прошлом, он остался деловым, практичным человеком, и решил зарабатывать этим ремеслом на жизнь, выполняя дешевые заказы священников и ученых, перепечатывая брошюры, учебники, «веселые и забавные рыцарские рассказы», легенды и короле Артуре и рыцарях Круглого Стола.

Он работал не только ради денег. Досуг он тратил на редактирование и издание произведений не имеющих заказчиков, руководствуясь одним собственным вкусом. Благодаря ему доступны для широких слоев общества стали почти все значительные произведения английской литературы. Среди первых книг, напечатанных им, были «Кентерберийские рассказы» Джеффри Чосера. Он не мог печать на английском языке многие популярные произведения, поэтому переводил их сам. Так он перевел более 400 произведений.

В самом начале издаваемых книг он помещал предисловия собственного авторства, делясь мыслями, рассуждениями, надеждами. «Не имея работы в руках, – написал он в предисловии к Энеиде, – я сидел в своем кабинете, где лежало много брошюр и книг; и вот случайно попалась мне в руки французская книжка, недавно переведенная неким благородным французским ученным с латинского языка. Называется она Энеидой и написана по-латыни благородным поэтом и великим ученым Вергилием. Эта книга доставила мне большое удовольствие изящными и учтивыми выражениями и словами на французском языке. Подобных им, столь поучительных и благочинных, я никогда не читал. И показалась мне эта книга очень пригодной для благородных людей как ради красноречия, так и ради историй. Я рассмотрел ее и решил перевести на английский язык, взял тот час перо и чернила и написал один или два листа».

Вклад Кекстона в лингвистику можно назвать огромным. Во время перевода соединяя французскую изысканность и английскую педантичность, он пытался сделать литературу более понятной для современного читателя. Притом публика его была разномастной, диалектов английского языка – великое множество. Для одних его тексты были слишком вычурны, для других недостаточно изысканны. «Очень бы я желал угодить всем», говорил Кекстон, и продолжал работу над адаптацией языка.

Невольно ему пришлось стать филологом и потрудиться над синтаксисом и стандартизацией современного ему английского языка.

Во время работы над «Золотой легендой» Кекстон не раз приходил в отчаяние от сложности и обширности произведения и намеревался отложить ее в сторону, но граф Арундел уговорил его не делать этого и преподнес в подарок оленя и лань. Среди заказчиков типографа были такие знатные люди как герцогиня Сомерсет, архидъякон Колчестер, граф Риверс, брат королевы, а так же прямящие монархи Эдуард IV, Ричард III, Генриха VII. Этому способствовал обычай собирать у себя во дворцах богатые библиотеки, перенятый у французов. Для каждого из своих покровителей Кэкстон находит теплое слово, которое выражает его живейшую благодарность за помощь в деле его жизни.

Умер Уильям Кекстон в 1491 г, за свою жизнь он выпустил более 100 изданий под топографической маркой W.C., его типографию унаследовал ученик, который продолжил дело мастера. Вслед за ними в Англии стали открываться новые типографии — в Оксфорде, Лондоне, Сент-Олбане. Печатные издания получали все большее распространение, а читатели возможность знакомиться с величайшими образцами писательского гения.